Распространения информациии способы осуществления - "Комментарий к Федеральному закону "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" (постатейный) (Королев А.Н., Плешакова О.В.) ("Юстицинформ", 2007)

Судебное разбирательство между ЗАО "Тройка-Сталь" и ООО "Мегасофт", в целом, может служить интересным примером ограничения круга способов осуществления прав исполнения обязанностей с использованием сети Интернетособенно если сопоставить решение суда по данному делу с решениями по аналогичным делам в зарубежной практике. Суть разбирательства по российскому делу следующая.

ЗАО "Тройка Сталь" обратилось в арбитражный суд с иском к ООО "Мегасофт" о защите деловой репутации, а именно об обязании ответчика опровергнуть сведения об истце, содержащиеся в статье "Что вы знаете о компании "Тройка Сталь"? Исковые требования были заявлены по основаниям ст. Удовлетворяя исковые требования, суд пришел к выводу о том, что сведения, указанные в исковом заявлении, являются порочащими деловую репутацию истца.

Отсутствие у ответчика статуса средства массовой информации в силу п. При этом суд кассационной инстанции указал также на следующее. Ссылка ответчика на то, что сведения в виде сообщений распространялись не им, анонимными посетителями принадлежащего ему сайта www. В соответствии с п. Следовательно, по настоящему делу бремя доказывания соответствия распространенных сведений действительности лежит на ответчике.

Между тем, как установил суд обеих инстанций, ответчик не представил доказательств соответствия распространенных сведений действительности. Таким образом, суд счел ответственным за распространение информации, порочащей деловую репутацию, не лицо, предоставившее такую информацию, а информационного посредника - ООО "Мегасофт". В США практика рассмотрения дел о привлечении к ответственности за распространение запрещенной законом информации с использованием сети Интернет условно может быть разделена на два периода - до принятия Акта о пристойности коммуникаций Communications Decency Act, и после его принятия.

До принятия Акта о пристойности коммуникаций американские интернет-провайдеры находились в состоянии неопределенности относительно возможности привлечения их к ответственности за нарушения закона третьими лицами с использованием их сервисов. Подобные дела рассматривались судами первой инстанции только в двух случаях: CompuServe and Stratton Oakmont, Inc.

В каждом из двух случаев результаты рассмотрения были разными. Предметом первого дела явилось обвинение в клевете в отношении онлайновых сервисов CompuServe. У CompuServe были своего рода клубы по интересам foraсуществовавшие в качестве части онлайновых сервисов и включавшие в себя электронные доски объявлений, интерактивные чаты и базы данных различной тематики.

Один из этих клубов, посвященный журналистике, регулировался и контролировался Cameron Communications, Inc. Эта деятельность осуществлялась в соответствии с редакторскими и техническими стандартами CompuServe. В свою очередь, Cameron Communications заключила договоры с Don Fitzpatrick Associates of San Francisco о предоставлении ими ежедневных новостей для Cameron Communications, Rumorville, которые касались журналистики и деятельности журналистов.

CompuServe не состояла в договорных отношениях с Don Fitzpatrick и не имела никакой возможности контролировать содержание Rumorville до того момента, как оно размещалось на сервере CompuServe, куда сразу же могли обратиться все пользователи CompuServe.

An error occurred.

Когда в Rumorville были опубликованы клеветнические утверждения, касающиеся Cubby Inc. CompuServe утверждала, что она действовала в качестве распространителя, а не издателя статьи, следовательно, не может быть привлечена к ответственности за материалы, так как она не знала о. Суд указал, что хотя лицо, опубликовавшее клеветнический материал, в принципе, несет ту же ответственность, что и лицо, изначально опубликовавшее данный материал, новостные агентства, книжные магазины и библиотеки не могут быть привлечены к ответственности, если они не знали о клеветническом характере данного материала.

Кроме того, суд счел, что это "уходит корнями в Первую поправку" - распространитель не может быть привлечен к ответственности, если не знал о содержимом публикации. Суд пришел к выводу, что CompuServe имеет не больше возможностей контроля за содержимым материалов, доступных через фирму, чем библиотека, книжный магазин или газетный киоск, и отказал в удовлетворении иска. Во втором деле - Stratton Oakmont v. Prodigy - суд пришел к совершенно противоположному выводу.

В данном случае анонимный пользователь доски объявлений Prodigy Money Talk обвинил истца, инвестиционный банк Stratton Oakman Inc. Банк подал иск к Prodigy как к компании, поддерживающей сервис, где появилось заявление.

Истец указал, что Условия оказания услуг Prodigy включают в себя положение об удалении оскорбительных сообщений, следовательно, фирме должно быть известно о. Кроме того, Prodigy использует автоматическое программное обеспечение, сканирующее все доски объявлений на предмет выявления оскорбительных слов их удаления, если таковые будут найдены. Суд счел эти факты отличающими дело от Cubby v. Суд указал, что Prodigy позиционирует себя, путем опубликования Условий оказания услуг использования сканирующего программного обеспечения, в качестве контролируемой доски объявлений, тогда как у CompuServe не было сравнимых возможностей для контроля.

Отсюда суд сделал вывод, что Prodigy выступал не в качестве распространителя, а в качестве издателя сообщений на доске объявлений. Ответственность издателя более суровая, чем ответственность распространителя, потому что издатель ответственен даже в тех случаях, когда он не знал о противоправном контенте.

Издатель осуществляет редакторские функции путем отбора материалов для опубликования, и эта редакторская деятельность увеличивает его ответственность. Просто потому, что Prodigy позиционировала себя как семейно ориентированная компания и пыталась получать преимущества от редакторского контроля контента третьих лиц, это открыло возможность для привлечения его к ответственности как издателя - более суровой, чем в случае с CompuServe.

Решение по делу Stratton Oakmont v. Prodigy только увеличило неопределенность в правовом положении интернет-провайдеров. Странным следствием решения по этому делу явилось то, что провайдер, который добросовестно пытался удалять противоправный контент со своих серверов и тем самым осуществлять определенные меры саморегулирования, подвергся большей ответственности, чем провайдер, самоустранившийся от борьбы с противоправным контентом на своих серверах.

Многие провайдеры в связи с этим стали бояться риска непредвиденной ответственности. Американский законодатель обратил внимание на неопределенность, созданную решением по делу Stratton Oakmont v. Prodigy, и пришел к выводу, что эта неопределенность выступает препятствием дальнейшему развитию Интернета. Следствием этого явилось включение ст. В дополнение к этому ст.

Эта статья была создана для прояснения того, что провайдер не может быть привлечен к ответственности, потому что он добросовестно сделал попытку, например путем использования компьютерной программы, удалить сомнительный контент со своих серверов или блокировать доступ к этому контенту. Иски не могут подаваться и меры ответственности не могут налагаться на основании закона Штата или локальной нормы, не соответствующей настоящей статье".

Интерактивные компьютерные сервисы - гласит преамбула - "представляют собой форум для подлинно разнообразного политического диалога discourseуникальные возможности для культурного развития и многочисленные пути для интеллектуальной деятельности". Эти сервисы процветали на благо американцев в условиях минимального государственного регулирования. Также преамбула гласит, что "политикой Соединенных Штатов является сохранение полноценного, открытого для конкуренции рынка, существующего в настоящее время, для Интернета и других интерактивных компьютерных сервисов, освобожденного от федеральных или местных правовых оков".

Предоставление иммунитета по ст. В деле Zeran далее - Зеран v. Фактическая сторона дела выглядит следующим образом. Мюррея в Оклахома-Сити, неустановленное лицо разместило объявление на доске объявлений AOL, предлагающее к продаже "озорные оклахомские футболки" Naughty Oklahoma T-Shirts.

Интересующимся предлагали позвонить Кеннету Зерану, чей личный телефон был указан в объявлении. Зеран, который не знал об объявлении, оказался жертвой безвкусной шутки. К нему начали поступать оскорбительные звонки. Он не мог сменить свой номер телефона, так как использовал его для бизнеса, и номер был хорошо известен его контрагентам. В день, когда начались первые звонки, Зеран уведомил AOL о происшествии. Сотрудник заверил его, что сообщение будет удалено с доски объявлений, однако сказал при этом, что в политику AOL не входит размещение опровержения retraction на доске объявлений.

Когда именно AOL удалило первое объявление - неясно, но в течение следующих четырех дней объявления аналогичного содержания стали появляться на других досках объявлений AOL. В ответ на еще одну жалобу Зерана AOL пообещала, что учетная запись, с которой производилось размещение объявлений, будет удалена в ближайшем будущем.

Закон «Об информации». Интересные моменты / Блог компании cjscentreforbeauty.com / Хабрахабр

Однако число звонков все увеличивалось, и впоследствии ситуация приобрела еще худший оборот. Это привело к ситуации, когда звонки стали круглосуточными и даже содержали угрозы расправы. Зерана поместили под защиту полиции. Только после того как Зеран обратился к журналистам и KRXO выпустила в эфир сообщение с извинениями в адрес Зерана, количество звонков снизилось до примерно 15 в день.

Зеран подал иск против AOL. Он утверждал, что AOL действовала небрежно, не удалив сообщение своевременно и не предотвратив размещение аналогичных сообщений в дальнейшем. AOL сослалась на ст. Окружной суд Восточного округа штата Вирджиния отказал в удовлетворении иска Зерана. Зеран подал апелляцию утверждая, что формулировка ст.

Хотя является очевидным, что AOL выступает именно в качестве провайдера и что информация была предоставлена третьим лицом, формулировка ст.

Зеран утверждал, что невозможность привлечения AOL к ответственности как издателя или выразителя мнения не делает невозможным привлечение ее к ответственности в качестве распространителя. Он утверждал, что, наоборот, Конгресс ст. Зеран утверждал, что AOL действовала как распространитель аналогично библиотеке или газетному киоску. Он подчеркивал, что распространитель несет ответственность в случаях, когда он знал о противоправности контента третьих лиц.

AOL обладала такими знаниями, утверждал Зеран, так как он жаловался ей на объявления. Суд не согласился с аргументацией Зерана. Он посчитал, что AOL была не распространителем, а являлась издателем. Даже если бы AOL была распространителем, это было бы скорее причиной не привлекать компанию к ответственности, так как привлечение компании к ответственности как распространителя в случае получения уведомления о противоправном контенте в конечном итоге привело бы к попаданию компании в то же положение, что и реального производителя неправомерного контента.

Тем самым суд счел категорию ответственности распространителя лишь подкатегорией ответственности издателя. Суд также указал на потенциальное влияние "ответственности на основании уведомления" notice liability на свободу слова. Если интернет-провайдеры станут привлекаться к ответственности как распространители постольку, поскольку они получили уведомление о потенциально противоправном контенте, они будут подвержены постоянному и непредвиденному риску с момента получения уведомления о потенциально незаконном контенте третьих лиц на своих серверах - независимо от того, кто направил им такое уведомление и независимо от личности субъекта, создавшего потенциально противоправный контент.

Любое подобное уведомление требует подробного и тщательного анализа потенциально противоправного контента и обстоятельств его опубликования. Кроме того, провайдер должен будет проводить оценку, например, клеветнического характера материала и крайне быстро решать вопрос, удалять сообщение или. Хотя это может быть выполнимо для традиционного издателя печатной продукции, это не так легко в случае с сетью Интернет из-за большого количества такого рода сообщений.

Поскольку интернет-провайдеры могут быть привлечены к ответственности только за публикацию информации, а не за ее удаление, они будут проявлять инициативу в удалении сообщений и страниц и в спорных случаях, как только они получат уведомление о неправомерности контента, вне зависимости от того, соответствовало это действительности или. Следовательно, не только ответственность в качестве издателя, но и ответственность на основании уведомления notice liability рассматривается в качестве негативного фактора для свободы слова.

Суд пришел к выводу, что ответственность на основании уведомления будет удерживать провайдеров от принятия мер по саморегулированию, так как любая попытка провайдера анализировать материал на своих серверах на предмет его потенциальной противоправности приведет только к увеличению ответственности.

Как следствие, суд указал: С учетом выраженных в преамбуле ст. AOL, указав, что ответственность провайдера за клеветнические утверждения третьих лиц должна быть полностью исключена, и отказал в удовлетворении иска Зерана.

Федеральный закон Российской Федерации "Об информации, информационных технологиях и о защите информации"

Дело Blumenthal далее - Блюменталь v. Drudge далее - Драдж and America Online Inc. Фактическая сторона дела была следующей. Мэт Драдж, интернет-обозреватель, разместил предположительно клеветническое утверждение о Сидни Блюментале, в прошлом знаменитом журналисте и члене администрации Белого дома.